Рекомендуем

Аккредитованная автошкола в Самаре Учебно-Технический Центр.

Поиск



Счетчики








Анжелика - это я!

За тридцать лет своего литературного существования знаменитая Анжелика успела пережить столько приключений, что для их полного переиздания сейчас потребуется целых тринадцать томов! Многосерийный роман ее бурной жизни приводил и продолжает приводить в экстаз десятки миллионов читателей (читающих на двадцати семи языках, включая, к примеру, такие, как сербскохорватский и словенский), много раз экранизировался (имеется в виду, что по романам был поставлен не один фильм, а пять. – Прим. ред.), а в нескольких странах, в том числе в Японии, издавался в виде комиксов; наконец, что, возможно, самое удивительное, был недавно включен в программу курса лекций по филологии одного из филиалов Сорбонны.

Не правда ли, феноменальный успех, мало чем уступающий во Франции успеху “Унесенных ветром” Маргарет Митчелл? И тем не менее создательница популярнейшей книжной серии Анн Голон испытывает чувство недовольства. Дело в том, что, как она считает, к ее Анжелике не относятся с вниманием и почтительностью, каких она заслуживает. А поскольку для писательницы нет сегодня никого на свете ближе и даже, можно сказать, роднее, чем эта героиня, то она преисполнилась желанием встать на ее защиту и лично возглавить кампанию за ее “реабилитацию”. Собственно, такое решение Анн Голон приняла уже четыре года назад, когда поставила слово “конец” под последней (на тот момент. – Прим. ред.), тринадцатой серией похождений маркизы ангелов”.

– Я сказала себе тогда: все, хватит писать, пора вплотную заняться анжеликиными делами и репутацией, – рассказывает она.

Программа действий включала в себя полное переиздание всей серии в издательстве “Латес”, подготовку рассчитанной на несколько недель эфира радиокомпозиции, в которой будут заняты актеры “Комедии Франсез” с Сильви Берже в заглавной роли, а также написание киносценария для нового телевизионного сериала, на который Анн возлагает очень большие надежды (из-за судебных дел эти планы были отодвинуты на будущее. – Прим. ред.).

И тут необходимо уточнить, что писательница, по ее собственному признанию, ощущает полную “несовместимость” своей Анжелики с той экранной Анжеликой, которой дала жизнь актриса Мишель Мерсье и которая, надо отдать ей должное, стоит только телевидению устроить очередной повторный показ ленты этого цикла, собирает у голубого экрана рекордное число зрителей.

- Когда готовился этот многосерийный фильм, меня от сценарной и какой-либо консультантской работы отстранили, и я до сих пор не могу смириться с тем, что из моей любимой героини сделали такую дурешку, - заявляет она.

…Эпопея “Анжелики” берет начало в 1955 году (по словам Нади, Анн начала работать над книгой в 1951 году, а в Германии первый том вышел в 1956. — Прим. ред.). Молодые супруги Анн и Серж Голоны, проживавшие в Конго, были вынуждены из-за перемен в политической обстановке этой страны срочно покинуть Африку и вернуться к себе во Францию. Они поселились в Версале, под Парижем. Сбережений у них не имелось, существовать практически было не на что, и они, дабы поправить свои худые дела, решили писать “грандиозный исторический роман”, рассчитанный на массового читателя.

– Эта идея уже витала в воздухе, ощущался явный спрос на такого рода книги, – объясняет Анн, которая, кстати, к тому времени была уже далеко не дебютанткой в беллетристике: за плечами было несколько опубликованных романов, в том числе и “Патруль Невинных Святых”, удостоенный в 1947 году литературной премии.

Предварительно изучив под микроскопом все бестселлеры историко-любовного жанра, созданные человечеством за последние пять веков, Голоны разработали на основе этого научного поиска свой собственный рецепт успеха: во-первых, в центре всего действия должна стоять женщина – молодая, красивая и притягательная; во-вторых, стиль письма должен быть прост, ясен и легко поддаваться переводу на любой язык; в третьих – временем действия должна быть какая-то прославленная, героическая эпоха – лучше всего XVII век. И, наконец, последнее: роман следует снабдить простейшей, но не знающей износа пружиной, а именно: темой любви Анжелики к Жоффре де Пейраку, которого она будет терять, но всякий раз непременно находить вновь, что позволит продолжить серию до бесконечности…

Как только в 1957 году на свет появился первый том похождений Анжелики, стало ясно: смелое пари выиграно, читатели вырывают “маркизу” друг у друга из рук… можно было спокойно продолжать. Что и делали супруги, которых отличала железная рабочая дисциплина, вплоть до самой смерти Сержа, последовавшей в 1972 году… оставшись одна, Анн решила продолжить популярную серию, прерванную Сержем на девятом томе (как мы знаем со слов самой Анн, книги она писала самостоятельно, Серж скорее выступал в роли советчика и консультанта. Поэтому правильнее будет сказать, что смерть Сержа пришлась на то время, когда Анн завершила девятый роман “Анжелика и демон”, и готовилась к работе над следующим – “Анжелика в Квебеке”, который впоследствии был разделен на две книги – "Анжелика и заговор теней" и собственно "Анжелика в Квебеке”. — Прим. ред.). Однако вдруг обнаружила, что критика воспринимает ее не как полноправного соавтора, не как писательницу, а как “жену, которая надумала принять эстафету мужа”. (Дорого обошлась уступка литературному агентству, представители которого настояли на том, чтобы на обложку было “для солидности” вынесено имя Сержа! — Прим. ред.)

- Если бы такое можно было предвидеть, ей-богу, я бы предпочла не регистрировать свой брак, – восклицает она, и видно, что ее и по сей день переполняет возмущение. – Ведь подумать только, из-за моего статуса супруги мне потребовалось в нашей передовой и демократической Франции вести отчаянную битву за то, чтобы на обложке новых, написанных мной одной томов стояло только мое имя! Это при том, что “Анжелика” – это прежде всего я. Все главные сюжетные замыслы были мои, “руль” серии всегда находился в моих руках!

Ну что ж, как самой Анжелике, так и ее создательнице, видно, было написано на роду страдать от мужчин – ибо издателями, чинившими ей козни, были представители “сильного пола”. Но сейчас, в 68 лет (речь идет о 1990-ом годе. – Прим. ред.), она дала себе слово взять, наконец, реванш за все эти треволнения.