Рекомендуем

• По вашему желанию строительство фундаментов по низкой цене.

Поиск



Счетчики








С. Щепотьев. Супруги Голон о супругах Пейрак. Ч.12

В "американских" томах романа-потока Голон перед читателем раскрывается широчайшая панорама Нового Света. Точно воссозданная историческая обстановка, атмосфера жизни поселенцев, ярчайшие пейзажи - все эти свойства авторской манеры обретают здесь истинное величие и мощь. Географическая карта этих книг густо населена, и каждый персонаж - будь то француз, католик или протестант, англичанин или индеец, явился на страницы со своей судьбой, своей психологией, своей достоверной индивидуальностью.

Бросается в глаза ожесточенность, с которой делают первые шаги по американской земле новоиспеченные колонисты: в первые же дни они вынуждены дать сильный отпор подосланным к ним воинственным ирокезам.
Но не потому ли эта кровавая сцена смущает нас, что мы привыкли к наивному гуманизму отечественных произведений о путешественниках, словно не существовало бессмысленных кровопролитий по инициативе дикарей, вроде описанных русским "открывателем Америки" Г. И. Шелиховым в его записках /1/?

1. Шелихов Г. И. Российского купца Г. Шелихова странствования… к Американским берегам. Хабаровск, 1971.

Да, Пейрак стреляет в индейцев, покушающихся на его жизнь. Но с теми, кто протягивает ему руку дружбы, он готов заключить союз, основанный на взаимном уважении. Со старым вождем Массасуа он обсуждает даже свои глубоко личные дела, выслушивает мнение индейца об Анжелике и прислушивается к нему. Слова старика помогают графу преодолеть свои сомнения, почувствовать приток сил для осуществления своих планов.
Анжелика стала добрым гением колонии Голдсборо. Она лечит людей (вот когда пригодились уроки деревенской колдуньи, жившей в окрестностях ее родового поместья Монтелу!), помогает женщинам при родах. Ее просят дать имя первому родившемуся в Новом Свете ребенку - и она, конечно, называет имя Шарль-Анри...
А молва... Ох, уж эта молва! Когда родилась первая сплетня?..
Молва окрестила Анжелику Дьяволицей. Специальный агент квебекского иезуита д'Оржеваля, Марэш де Вернон, под именем моряка Джека Мервина ведет тайное расследование, цель которого - установить справедливость этого утверждения. Отец де Вернон - человек, стоящий выше предрассудков и уготовленной ему миссии шпиона. Его интеллигентность не позволяет ему "установить истину" простейшим способом: поначалу хладнокровно наблюдающий, как тонет Анжелика после кораблекрушения, Мервин-Вернон, убедившись, что "Дьяволица" может погибнуть, кидается ее спасать.

Раскрыв вскоре Анжелике свои карты, иезуит-шпион ведет с ней откровенный разговор о ее причастности к дьявольской свите. А потом пишет своему патрону донесение о "невиновности" графини де Пейрак: рапорт, исполненный глубоких аргументов, по всем правилам теологической и демонологической науки. "Чертовщина, приличествующая Средневековью", как выразилась И. Рубанова? Нет, текст письма Вернона заимствован писательской четой из подлинного донесения о демонологии, относящегося к XVII веку.
Смерть помешала отцу де Вернону восстановить доброе имя Анжелики в глазах Квебека. Тем не менее, супруги де Пейрак принимают приглашение губернатора Акадии маркиза де Вильдаврэ посетить враждебный город, следуя простому принципу: отсутствующий всегда не прав - значит, надо встретиться с отцом д'Оржевалем лицом к лицу.
В обрисовке Этьена де Вильдаврэ перо авторов, пожалуй, достигает истинной виртуозности. Жоффрэ де Пейрак говорит о нем: "Он что-то вроде Пегилена де Лозена, смешанного с Фуке, ибо у него деловой ум и дилетантство сочетается с блестящим, мольеровским взглядом на своих современников. Кроме того, он гораздо лучше осведомлен о всевозможных делах, чем кажется с первого взгляда".
Губернатор окраины колонии, где "дух независимости особенно чувствовался" /1/ проявляясь, в частности, в "упорном отказе колонистов платить налоги" /2/, добивается от населения их уплаты и при этом не забывает своей личной выгоды. Вильдаврэ - кокетливый и изящный светский бонвиван и сибарит. Между прочим, его сходство с Фуке состоит не только в деловом складе ума: как и министр финансов, он поплатился за то, что "превзошел короля в элегантности и вкусе". Правда, не лично: китайский фарфор, вызвавший ревность Луи, он поставил ко двору Месье, а потому оказался не в тюрьме, а в Канаде. Будучи отцом одного из многочисленных детей простолюдинки Марселины Раймондо, маркиз трогательно восторжен и заботлив к малышу. Проницательный и хитрый, он вполне может попасть впросак и допустить любую бестактность. И все-таки он стал неоценимым союзником Анжелики в завоевании Квебека.

1. Райерсон С.Б. Основание Канады. Канада с древнейших времен до 1815 года. М., 1963, с.148.
2. Там же, с.149.


И вот позади опасное путешествие с непредвиденной стоянкой и покушением на жизнь Жоффрэ в Сен-Круа-де-Мерси, и Тадуссак, где люди "породнились с полной опасностей и испытаний землей и жили приключениями колониального бытия, объединившись в особую породу, более независимую и объективную, чем их соплеменники во Франции" ("Анжелика и заговор призраков") и где живы еще первопроходцы-соратники основателя Квебека С. Шамплена… Перед супругами де Пейрак и их спутниками - Квебек: "город с белыми домами и серебряными крышами. Шумный, деятельный, агрессивный и суеверный. Французский Квебек! Драгоценный подарок, неизъяснимое чудо, маленький Париж, эхо Версаля, болтливый, нетерпимый, элегантный, набожный, беспечный. Посвятивший себя молитвам и искусству, роскоши и войне, мистике и адюльтеру, покаяниям и величайшим авантюрам. Этот островок в океане, оазис в пустыне, этот цветок цивилизации в сердце примитивного варварства, пристанище непокорных стихий и беглых элементов, одинаково посягающих на человеческую жизнь…" Если б не было одной из самых объемистых книг серии - "Квебек. Анжелика бросает вызов", одного этого абзаца из десятого тома, "Анжелика и заговор призраков", достаточно, чтобы зримо представить себе удивительный и противоречивый город с его трудностями, радостями и тайнами. Строки, написанные поистине рукой Мастера!

Но объемистый том был написан в 1980 году. Если после кончины мужа в 1972 году Анне потребовалось четыре года для выпуска в свет "Заговора призраков" объемом в 400 страниц, то еще через четыре года она публикует книгу, листаж которой вдвое больше. Конечно, не объем определяет достоинство произведения. Но он свидетельствует о подвижническом труде писательницы. А результат - широченная панорама жизни центра Новой Франции, десятки персонажей, новых - и знакомых по предыдущим томам, индивидуальные, тщательно прописанные характеры, переплетающиеся судьбы... Наконец, это одна из самых остросюжетных книг цикла.



Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15